Winchester

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Winchester » Центр города » Бейкер-стрит


Бейкер-стрит

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Центральная улица города, на которой расположены банк, почта, церковь и здание мэрии. Широкая, но не очень длинная, Бейкер-стрит, как и другие улочки ничем не вымощена и в период дождей превращается в очень сложно проходимое болото.

http://s39.radikal.ru/i083/1005/b6/5421be5e7a54.jpg

0

2

>>> домик падре

Эшли подождал еще немного, чутко прислушиваясь к звукам окружавшим его. Но уже вскоре он встал, взялся за руку падре и послушно стал считать шаги до двери. Считал, но, конечно, на самом деле думал совсем не о том. О чем же он думал на самом деле? О, это создание вновь ударилось в мечты и фантазии. Наверное, для больного это был хороший знак, что его сознание постепенно возвращалось в прежний «образ жизни». Мысли его летели быстрее ветра и будто птицы задорно перескакивали с место на место. Он думал то о том, какая же погода сейчас, пытался понять это, используя все оставшиеся органы чувств. Он неуверенно шаркал, держась за падре, надеясь, что не запнется, не оступится. Мысленно рисовал себе весь путь, представлял всю дорогу и рисовал в воображении небо, землю и все окружающее пространство.
- Падре, расскажите, пожалуйста, что вокруг сейчас? Какое небо? – он на мгновение отпустил его руку, вытер ладошку о штаны и снова поймал его пальцы. – Знаете, а последнее что я видел – было небо. Облака…красиво было, я помню.
Эшли шел рядом, иногда поворачивая головой по сторонам, откуда слышались звуки. Вот кто-то прошел мимо, кажется, слева открылась и закрылась дверь какой-то лавки, неподалеку будто проехал экипаж… И до сих пор ему было непривычно и странно.
- А где мы идем? Еще долго? – Эшли подумал, что если они будут проходить мимо приюта или встретят кого-то из знакомых на улице, то ему следует принять вид попроще, будто он совсем и абсолютно в порядке.
Чтобы не чувствовать на себе этих ужасных сочувственных взглядов.

0

3

Признаться, Томас немного побаивался вести Эшли по улицам. Он сам не мог в точности определить, чего именно опасается, но это чувство плотно засело где-то в груди. Конечно, он никогда бы не сказал об этом самому Эшли, скрывая свои чувства не только словами, но и интонацией голоса.
Падре взял за руку Джонса и осторожно вывел его на улицу. Яркое солнце, непривычное для глаз священника после долгих дождей, заставило прищуриться. Он поймал себя на мысли, что бросил взгляд на юношу с надеждой. Что и тот сквозь свою слепоту увидит такой яркий солнечный свет. Разве было бы это не чудо, говорившее о том, что выздоровление все же возможно?
Но нет, Эшли был таким же Эшли, а в его словах не было и намека на слабую надежду падре.
- Вокруг? Вокруг обычный Сан-Морис, такой, как ты его помнишь, - легкая улыбка коснулась губ отца Томаса. В этом городе ничего не менялось, а потому с уверенностью можно было говорить, что воспоминания Эшли будут всегда соответствовать действительности, - Голубое небо, когда солнце поднимется выше, и вовсе будет глаза на него не поднять от света.
До церкви от дома Гибсона идти-то было совсем ничего, по крайней мере, для падре, когда он шагал один. Шаги его были широкие и быстрые, а потому он очень быстро добирался туда, куда ему было нужно. С Эшли же сейчас ходить так вовсе не получалось. Парнишке пришлось бы бежать, чтобы поспевать за обычным темпом ходьбы священника, а потому он шел неторопливо, то и дело притормаживал, чтобы не уйти вперед. Оттого и дорога занимала многим больше времени.
- Да нет, осталось совсем немного, скоро придем. Ты не устал? Ты ведь долго лежал и не вставал, не утомился сейчас с непривычки? – несмотря на то, что организм-то у Джонса был молодой и здоровый, падре опасался, что после долгого бездействия ему тяжеловато будет ходить.
- Ты не хочешь рассказать мне, что тогда случилось, пока мы идем? – обратился он к слепому юноши. О трагедии, которая с ним произошла, в доме отца Томаса не говорил никто. Видимо, и сестра, что ухаживала за мальчиком, не хотела напоминать ему лишний раз о трагедии. Хотя как ту не напоминать, если сам Эшли ощущает на себе последствия этого происшествия все время.

0

4

- Солнце? Небо голубое? – интонация Эшли выдавала легкую зависть. Падре и представить бы себе не смог, как же сильно в тот момент парню захотелось поднять голову и увидеть… Но пустые грустные глаза не видели ничего, ровно так же как и когда Эшли только очнулся после травмы у доктора Доу.
- Нет, не устал. Все в порядке, падре, - он сделал небольшую паузу и задумчиво продолжил. – Знаете, я все-таки должен почаще вылезать из комнаты.
Он семенил рядом с отцом Томасом, неуверенно топал и одновременно с этим думал, как неловко будет просить мистера Гибсона каждый раз сопровождать его всюду за руку. Ведь у него наверняка много разных важных дел, а из-за слепоты Эшли, этот человек с добрым сердцем вынужден возится с больным подростком. Пока Джонса мучили угрызения совести и мысли о собственной возможной самостоятельности, от падре поступил вопрос, на тему которого они не разговаривали с самого момента трагедии.
Он ответил не сразу. Немного помолчав, Эшли сказал:
- Я не хочу никого обвинять в том, что случилось, - он чуть нахмурил брови. – Может они когда-нибудь сами получат по заслугам. А может уже раскаялись, - вздохнул. – У меня отобрали книжку, сказали, что я сын пьяниц и завязалась драка…
Эшли помнил все до последнего момента. В памяти словно отпечатались события того дня до удара о землю. Он помнил, как выхватили книгу из его рук, все обидные слова, как носы ботинок тех громил с каждым ударом попадали ему по ребрам, как его вытолкнули к окну, и он, соскальзывая пролетел вниз. Вот только теперь, все слова краткого описания того, что случилось после драки, не шли с языка. Он просто не мог продолжить. Будто язык отсох. Слушая себя, он и так понял, что говорил очень противоречиво. Как плохой партизан. Вроде и выдать никого не хотел из соображений высших гуманистических принципов, а с другой стороны, тут же будто нажаловался.
- Я не хочу об этом говорить. Я не хочу, чтобы меня жалели. - Его голос был тверд. Как никогда.

0

5

Иногда падре ловил на себе любопытные взгляды, но люди быстро отводили глаза от этой парочки. Увидеть священника с ребенком – в этом нет ничего удивительного. Все знали, что Томас сделал на территории церкви приют для детей-сирот. А потому совсем не удивительно было увидеть его с кем-нибудь из сирот. Людей больше интересовало, почему мальчик так странно идет. Но и этот интерес был недолгим. Во-первых, Сан-Морис был таким городом, в котором удержать секрет было достаточно трудно, если его знали больше одного человека. Во-вторых, происшествие это произошло на улице. Вернее, само-то происшествие произошло в приюте, но окончилось на улице. А многие любопытные, которые видели упавшего Эшли, точно уже рассказали кому-нибудь еще. Так и разносятся слухи. Во-вторых, некоторые люди, возможно, даже знали о том, что у падре теперь живет слепой мальчик. Трудно утаить было этот факт, ведь к нему каждый день наведывалась монашка из церкви, которая в простое время и не пришла бы.
- Это хорошо, что ты решил почаще выходить, Эшли. Тебе полезно гулять.
Томас молча выслушал короткий и отрывистый рассказ юноши. Ох уж эти мальчишки, давно надо было заняться устройством их жизни, а то эти бездельники совсем ничему не научаться. Падре все оттягивал момент того, чтобы отправить мальчишек постарше работать. Он не привык к тому, что молодые люди такого возраста работают. Гибсон сначала жил в Англии, где мальчики в основном учились, да и на этом континенте в больших городах падре чаще видел юношей, которые ходили в школу, и все же эта страна использовала и детский труд тоже. С одной стороны, священник понимал, что для того, чтобы устроиться в этой стране, работать нужно начинать с самого детства. С другой стороны, он был с этим не согласен. Но все же теперь нужно принимать и такие меры.
- Понятно, - произнес Томас. Последние слова мальчика даже нравились Тому, они говорили о том, что Эшли довольно сильный душевно молодой человек, и падре не могло это не нравится. Но ответить или сказать, что его никто жалеть не будет было бы совсем не правильно.
- Все будет хорошо, Эшли, - только и сказал падре. А потом просто перевел тему:
- Мы уже пришли. Если хочешь, я оставлю тебя помолиться.
Сам падре планировал найти книгу, которую отобрали у Эшли, да и так были небольшие дела в церкви. Зато мальчик за это время может поговорить с Богом.

>>>>>>>>>> церковь

0

6

Эшли зашел в церковь вместе с падре. Едва они переступили порог, он сразу почувствовал запах ладана и свеч. Да, он снова был в церкви. И как он раньше не замечал, что для каждого определенного места были абсолютно точно характерны специальные звуки и запахи. Те самые, на которые, казалось бы, совсем не обращаешь внимания, но потом понимаешь, что только и они могли бы быть здесь.
Эшли присел на скамейку и стал молится. Он отчаянно просил Бога вернуть ему здоровье, просил вернуть зрение и простить те грехи, за которые он был наказан таким образом. Он читал молитву про себя, но закончить ее ему не удалось.
Его отвлек шум за дверью. Он различил веселые и оживленные голоса, которые с каждой секундой приближались к входу в церковь. Церковный хор шел на репетицию. Джонс ощутил, как сердце его забилось вдвое быстрее. Он запаниковал. Самое последнее, что он желал бы сейчас, так это чтоб его видели приятели. Сам от себя не ожидая такой прыти, он быстро нырнул вниз, присев на корточки и скрывшись за деревянной лавкой, которые тут стояли друг за другом, спрятался от вошедших.
Затаившись, он напряг все свои действующие органы чувств, чтобы понять прошли ли хористы мимо  не заметив его.  Услышав, что голоса отдалились от него вновь, но уже в другую сторону, вглубь церкви, Эшли вытянув руки, пополз к выходу из церкви. По памяти он пытался сориентироваться и тихо выбраться наружу.
Толкнув тяжелую деревянную дверь, он выскочил и побежал по улице, абсолютно не зная куда направляется. Ему было стыдно и страшно. Он не хотел, чтобы его видели его приятели и друзья, не хотел, чтобы они узнали, что теперь он просто слепой калека, уродец. Не хотел жалости к себе.
Запнувшись, Эшли упал на песок и покатился вниз в овраг.

Отредактировано Ashley Jones (2012-04-23 19:32:39)

0

7

Падре посадил Эшли на скамейку, а сам вышел на задний двор. Там находилось здание приюта. Небольшое, двухэтажное, так щедро отданное на нужды бедных сирот мэром города с благоволения его супруги. Томас прекрасно помнил тот день, когда пришел в дом мэра с одной лишь просьбой – упросить главу города сделать приют для бездомных детей и отроков, чья популяция разрослась в городе. Эти дети все равно часто проводили все время в церкви, потому что больше укрыться от палящего солнца или дождя было просто негде, но при  этом некоторые жители города, посещающие церковь, были недовольны засильем беспризорников в помещении. Скверное в тот день настроение было у священника, он никогда не любил просить, это его унижало, а Томас никогда не унижался. Еще одна черта характера, которая совсем не подходит человеку, выбравшему путь служения церкви.
Приют делился на две части: для мальчиков и девочек по-отдельности. Почему-то мальчиков было куда больше, чем девочек, и Гибсон никогда не знал, почему так всегда получается. Наверно, гадал он, мальчишки убегают из дома. Правды от его подопечных никогда нельзя было добиться, все, как один, говорили, что родители умерли. Конечно, падре знал, что в половине случаев это не так.
«Оливера Твиста» удалось найти без труда. Дети любили священника, он всегда был к ним добр и очень редко наказывал. Наверно, многие из этих детей когда-то жили и в других приютах, где их могли пороть, но отец Томас этим никогда не занимался. Он не мог ударить ребенка, даже если этому ребенку было уже добрые пятнадцать лет.
В приюте он заодно и послушал о положение дел от матушек: кого вчера вырвало, а кто дрался подушками. Очень интересно.
Возвращаясь в церковь, падре услышал оттуда стройный детский хор. Кажется, Эшли говорил, что не хочет встречаться со своими приятелями?
Томас заспешил внутрь, но Эшли там уже не было. Он подошел к сестре, которая руководила детским хором, и спросил, не видела ли та юного Джонса. Сестра юного Джонса не видела, чем очень озадачила священника. Скорее, мальчик ее должен был не увидеть, а не наоборот.
Падре выскочил из церкви и позвал:
- Эшли?!
Но ответа не последовало.

0

8

Запнувшись, Эшли упал на песок и покатился вниз в овраг.
Носок ботинка бегущего парня зацепился за неведомую корягу, заставляя его терять равновесие и падать вперед. А тут еще наклонная поверхность, по которой он кубарем катился вниз. Но катился недолго. Упав на песок, Эшли несколько секунд лежал не шевелясь. Мысленно обругав себя всеми скверными словами, которым только научился у «плохих» ребят в приюте, за собственную уродливость и неуклюжесть, он стал подниматься. Но сделал это не сразу. Усевшись, он провел руками по лицу – вся моська была в песке.
Эшли прислушался к тому, что было вокруг. Он не мог понять, как далеко ему удалось сбежать от церкви и где вообще он находится. Кажется, где-то издали проехал экипаж, но Эшли не был уверен.
Что же это такое? Как ни окажусь на улице – тут же попадаю в переделку! Интересно, и где же я сейчас?
- Эй! Есть здесь кто-нибудь? – неуверенно выкрикнул он.
Положив ладони на землю, он собрался подниматься на ноги, но внезапно его пальцы наткнулись на что-то тонкое и продолговатое. Парень осторожно коснулся, несколько раз потыкал пальцами и опознал в этом предмете длинную ветку. Руки обхватили ее уже уверенней, и он покрутил ее, ощупывая. Палка была длинной и даже почти ровной. Оторвав с нее пару торчащих веточек, Джонс встал и, держа в руках палку, опустил ее конец на землю, проводя по песку. Теперь он мог узнать рельеф дороги перед ним. Дорога поднималась вверх.
Крепко держа в руке свою находку, Эшли стал подниматься обратно вверх из оврага, в который свалился. А тут еще и знакомый голос послышался, который звал его. Это был верный знак, что он идет в верном направлении. И весь взъерошенный и перепачканный в песке, он заспешил навстречу голосу отца Томаса.

0

9

Стоит ли говорить, что падре перепугался не на шутку? Он сам уже начинал думать не очень хорошо и о себе самом, и о негодном мальчишке, который так опрометчиво поступает.
- Эшли?! – не переставал звать святой отец, а потом и увидел не так далеко знакомую молодую фигуру парнишки, который неуверенно шел с палкой в руках.
- Маленький засранец, - выругался себе под нос Томас, и нисколько этого не засмущался, будучи уверенным, что Бог может думать то же самое.
Падре поспешил к Джонсу, попутно ругаясь на него:
- Что это на тебя нашло, Эшли?! Хочешь, чтобы твое выздоровление никогда не наступило?! – Падре ругался очень и очень нечасто на своих подопечных, эту обязанность брали на себя монахини. Зато на детей это всегда производило особое впечатление, тем временем как на монахинь они могли вообще не обращать внимание.
- Ты ведь мог опять серьезно пораниться! Первый день на ногах! – не унимался святой отец. Ему очень не понравился такой оборот событий, хотя он смутно догадывался, почему Эшли выбежал из церкви. Он вед не хотел ни с кем встречаться, а потом услышал знакомые голоса. Видимо, рассудил Томас, парнишка слишком сильно стесняется своего нового положения, что неудивительно.
- Ладно, извини меня, - смягчился Гибсон, и даже обнял мальчишку за плечи, - Я просто испугался за тебя, Эшли. Обещай, что больше не будешь так делать. Смотри, весь перепачкался, - падре стряхнул пальцами оставшуюся землю с песком на лице юноши, - Кажется, в церкви нам больше делать нечего, да? – с улыбкой спросил Томас, понимая, что Эшли вряд ли туда сейчас вернется.
- Как ты себя чувствуешь, не ушибся нигде? – теперь Томас совсем подобрел и даже был готов отвести мальчика обратно в дом, - Я уже закончил свои дела и нашел книгу, которую давал тебе, так что можем идти обратно.

0

10

Чем ближе падре приближался к нему, тем громче слышал, как тот отчитывает его. Эшли опустил голову вниз. Ему стало совестно. Ведь он действительно заставил за себя волноваться, поступил довольно эгоистично и не подумал о чувствах других. А когда отец Томас сказал, что из-за этого выздоровление могло никогда не наступить, Эшли стало не только совестно, но еще и немного страшно. Чем же он думал, когда понесся сломя голову незнамо куда?
- Простите меня, падре, - он даже остановился на пол-пути, грустно вздохнув и не зная особо, что можно сказать в свое оправдание. – Я не хотел, чтоб они видели, что я превратился в уродца и калеку. Простите. Я больше не буду убегать от вас.
Мистер Гибсон смягчился и даже приобнял его, а Эшли конечно тут же обхватил руками за талию, прижавшись. Он чувствовал себя неловко и виновато. И ему хотелось как-то все исправить.
- Я упал в овраг, но кажется со мной все нормально. Смотрите, что я нашел, - Эшли отступил на шаг от мужчины и приподнял в руке палку. – Теперь с ней я ни за что не упаду, удобно.
Эшли пошел рядом с ним и почти всю дорогу до дому коряво пытался принести свои извинения за внезапный побег из церкви. Теперь он только и думал о том, чтобы после этого небольшого падения он не перестал говорить, слышать или нюхать. Но чувствовал себя сейчас и впрямь нормально.
Когда они зашли обратно в дом, Эшли побрел обратно к себе в комнату. Поднимаясь по лестнице, он палочкой стучал по ступеням, а ладонью второй руки проводил по стене. Все это было очень неторопясь, чтобы вновь не травмироваться.

>>> Домик падре

Отредактировано Ashley Jones (2012-05-03 18:45:48)

0


Вы здесь » Winchester » Центр города » Бейкер-стрит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC